Личный
кабинет

USD 59.63

EUR 70.36

Курс ЦБ на 19 Ноября

19 Ноября

13:22

Наталья Никитина: «Наш «Театр Дождей» хранит Бог»

В следующем году исполняется 25 лет со дня открытия «Театра Дождей». Все эти годы на сцене театра петербуржцам показывают спектакли по произведениям мировой классической литературы. Но за кулисами остается совсем другая история — история ежедневной жизни помещения театра, о которой знают лишь его обитатели. Основатель и бессменный художественный руководитель театра Наталья Никитина приоткрыла завесу и рассказала нашей редакции, как удается существовать храму искусства в современном мире.

— Наталья Васильевна, расскажите, пожалуйста, с какими трудностями сталкивается «Театр Дождей».

— В современных реалиях театр сталкивается больше с моральными проблемами, нежели с бытовыми. Помещение в пользование нам передал город на 99 лет. Здание, в котором размещаемся мы, трехэтажное. Первый этаж наш, а вот на втором и третьем — жилые квартиры. Раньше там располагалась «коммуналка», потом жили продавцы с Троицкого рынка, сейчас мы соседствуем с многодетной цивилизованной семьей.

— Какие возникают проблемы?

— Наша главная проблема — шумоизоляция. У нас идет спектакль, в зале тишина, люди сопереживают героям. И неожиданно эту тишину перебивает сильный топот. Когда администратор поднимается к соседям и просит их потерпеть один час, не шуметь, ему отвечают, что мы им тоже мешаем, музыкой, к примеру. С предыдущими соседями также возникали трудности. Однажды нас затопили во время спектакля. Зрители, сидя под зонтиками, досматривали пьесу. Настоящий театр дождей. Безусловно, театр должен размещаться в отдельном помещении, ни с кем не соседствовать.Тогда зрителям не будут мешать посторонние шумы, а жильцам дома громкая музыка. Все стороны останутся довольными.

— Обычно в статьях нашего портала мы рассказываем об интерьере квартир. Хотелось бы узнать, как создается интерьер театра, декорации. Вы принимаете участие в их создании?

— Я говорю, что нам необходимо, и смотрю, что предлагают. В этом и заключается мое участие — лежит душа, не лежит душа. В спектакле «Дом, где разбиваются сердца» первый эскиз декораций художник выполнил в виде подводной лодки. У меня возникло ощущение заклепок, металла. И я ответила: «Нет, нужен пиратский корабль, старинная парусная шхуна». Примерно так и появляются декорации.

— На каком этапе возникает понимание, какой должна быть обстановка на сцене?

— Признаюсь, мне очень сложно придумывать формы. Легче понять содержание, почему и как все происходит. Поэтому необходим понимающий художник, с которым режиссер мог бы найти общий язык. Еще в 1987 году мы с Марией Смирновой-Несвицкой бились над спектаклем «Дом, который построил Свифт», в котором лилипут тонет в чашке. Как это показать? Решение мы искали довольно долго. Проще понять действующих героев — что у них внутри, как все происходит. А вот театральная форма зависит от художника и взаимопонимания его и режиссера. Но у нас, к счастью, давно сформирована команда, и мы вместе работаем не один десяток лет.

— Зритель должен понимать декорации?

— Нет, зритель не должен что-то понимать, он скорее должен ощущать, чувствовать. Мне не близок театр, в котором надо что-то разгадывать. Важнее, когда человек выходит из театра измененный, благодаря ушам, глазам и сердцу. Нельзя в театре говорить, что обозначают предметы, так как любое обозначение образа делает его беднее. Ведь, как говорится в нашем спектакле про Свифта, «слова искажают смысл». Я стараюсь работать с очень хорошей драматургией, о которой всегда следует помнить, что она больше чем ты. Выражать в ней себя — значит сократить до небольших масштабов. Автора выразить сложнее, чем себя. Но с течением времени все мы меняемся. И я, и актеры начинаем чувствовать по-другому. Сейчас я ставлю спектакль «Чайка» иначе, нежели 20 лет назад.

— А сам «Театр Дождей» изменился за 25 лет?

— Конечно, ведь театр — живой организм, он должен меняться. Этим летом мы приняли в нашу театральную семью 20 молодых актеров. Конечно, многие кто у нас работает, делают это только ради творчества. Перед каждым стоит выбор — зарабатывать много денег, снимаясь в кино, и получить возможность купить хорошую квартиру или жить в тесноте, но работать в театре. Увы, как только решаются материальные проблемы, начинаются духовные. Но я понимаю тех, кто делает выбор в пользу денег. В нашем театре бюджетных мест 26, актеров 70. Заработная плата актера высшей категории — 20 000 рублей, второй категории — 15 000. Очень жаль, что мы сталкиваемся с такими трудностями, и они во всем. Сложно найти монтировщика, заработная плата которому предусмотрена в 9000 рублей. Вот и приходится актерам после поклона уходить со сцены и участвовать в размонтировке декораций.

— Как Вы считаете, в будущем получится справиться с этими трудностями?

— Я на это очень надеюсь. Ведь с чем мы только ни сталкивались. В 90-е годы приходили люди и просили устроить вечеринку, — мы им, конечно, отказывали. Помню перестрелку возле метро, после которой нас вызывали как свидетелей. Сталкивались трижды и с ограблениями: выносили из нашего театра реквизиты, костюмы, как-то раз даже швейную машинку. Но со всеми трудностями мы справляемся. Ведь наш «Театр Дождей» хранит Бог.

Справка:

В 1990 году Наталья Никитина вместе с группой единомышленников-актеров театра «Суббота» организовала «Театр Дождей».

В 2004 году Наталья Никитина победила в конкурсе «Режиссер — профессия женская».

В 2015 году «Театр Дождей» отметит 25-летний юбилей, за эти годы Натальей Никитиной было поставлено 20 спектаклей.

Разумная Недвижимость

Комментировать
Оставить комментарий
Введите текст сообщения

Для зарегистрированных пользователей доступна функция уведомлений при ответах

Аналитика рынка недвижимости

Мурино VS Кудрово

Мурино VS Кудрово

Мурино и Кудрово в последние несколько лет стали нарицательными именами для многих жителей Санкт-Петербурга, урбанистов и тех, кто не согласен с архитектурой масштабной застройки больших пространств. Несмотря на то,...

Рейтинг. 25.10.17